May 4th, 2016

Ягодка

Гаплогруппы людей Южного Оленьего острова

Оригинал взят у kolkankulma в Гаплогруппы людей Южного Оленьего острова
Оригинал взят у matveychev_oleg в Гаплогруппы людей Южного Оленьего острова
По данным [Mathieson 2015, http://biorxiv.org/content/early/2015/03/13/016477 ] к Y-хромосомной линии R1a1*-M459+, Page65.2+, M515-, M198-, M512-, M514-, L449- у останков мужчины ЮОО I0061/UzOO-74 с датировкой 7.5-7 тлн и в паре с мт-C1g добавилась линия J-PF4521, F2114, CTS5934,CTS7028,CTS7229,FGC1599,YSC0000228,CTS11291 останков мужчины I0211/UzOO-40 в паре с мт-U4a и примерно c той же датировкой.

Оригинал взят у cts3402

Мито-U4a – это, вероятнее всего, от автохтонок, исходно принадлежавших к кланам I2+ (впоследствие составивших костяк культуры ямочно-гребенчатой керамики – см. спаривание кланов y-I с mt-U на примере ископаемых ДНК мезолитической шведской Моталы (7.9-7.5 тлн) и поздней ямочной керамики (4 тлн) в посте http://cts3402.livejournal.com/25337.html . С другой стороны, пришлые мужчины ЮОО в лице кланов R1a1* и J вкупе со специфической мито-C1z с большой вероятностью могли выдвинуться из региона Индии-Ирана-Кавказа. Макрогаплогруппа мт-С вероятнее всего относится на клан y-C, а её субклада мт-С1, видимо, зародилась в Индии, где ныне обнаруживается 6-ть линий мт-С1. В верхнем палеолите-эпипалеолите мт-С1 начала экспансию и проникла в Центральную и Юго-Восточную Азию (1 таец – возможен С1а), откуда могла двинуться дальше - в Америку: субклады C1b, C1c и C1d C4c обнаруживаются в ископаемых останках первых поселенцев в обеих Америках. Также эта мт-С1 обнаруживается в Леванте (2 ливанца) и на востоке Русской равнины (3 башкира), а, кроме того, и к западу и северо-западу от Русской равнины: 3 исландца (C1e) , 1 немец, 1 канарец. Специфическая северная субклада мт-C1g, как мы знаем, проявилась у трёх людей мезолитического ЮОО. В Центральной и Восточной Азии обнаруживается восточно-азиатская субклада мт-С1а: 2 алтайца, 7 орокчи, 1киргиз, 4 японца, 2 монгола, даур, кореец, 2 калмыка, 7 бурят, 2 ульчи, т.е. представители национальностей с высоким содержанием y-С.

Соседство кланов R1a1ab2-Z93+ и J1 уже предполагалось мной для людей майкопской культуры (5.5-5 тлн) – в силу сходства их кранотипии с кранотипией берберов http://cts3402.livejournal.com/6578.html. Теперь видим пример более раннего соседства предков этих гаплогрупп.

Интересно, что Y-хромосомные линии J не прижились на Русской равнине, тогда как линии R1a1 в итоге составляют около половины всех Y-хромосомных линий русских и прослеживаются по ископаемой ДНК на Русской равнине от мезолитических времен ЮОО к Сертее VIII (6 тлн, Смоленская область) и далее к жижицкой культуре (4.5 тлн) Наумово и Сертеи II, причем, в последнем случае, уже и в соседстве с линией N1c+. Таким образом, по отношению к самым поздним пришельцам на Русскую равнину - славянам, R1a+ и N1c+ - это гаплогруппы автохтонов, т.е. исходно не славянские гаплогруппы.



Ягодка

Сталин и атомная бомба

Оригинал взят у frederikshamn в Сталин и атомная бомба
И не надо забывать, что "советскую" атомную бомбу фактически сделали пленные немцы.

Оригинал взят у rama909 в Сталин и атомная бомба
Оригинал взят у slavikap в Сталин и атомная бомба
Оригинал взят у 131_km в Сталин и атомная бомба
Оригинал взят у 05_10_13 в Сталин и атомная бомба
Оригинал взят у ss69100 в Сталин и атомная бомба

Хорошо бы сравнить два ГКО: сталинский советский  и ельцинские либеральные. Аббревиатура одна, но: две эпохи, два смысла, две противоположные вселенные.
***

Afficher l'image d'origine
Весной 1942 г., основываясь на агентурной информации, Л.П.Берия впервые сообщил Сталину о развернувшихся на западе работах по созданию атомной бомбы.

За несколько месяцев до этого, с конца 1941 г., 28-летний курсант Военно-воздушной академии, уже тогда известный физик и будущий академик Г.Н. Флеров обратился с письмами сначала к И.В. Курчатову, а затем к уполномоченному Государственного комитета обороны (ГКО) по науке СВ. Кафтанову, убеждая их в необходимости развернуть в стране работы по делению урана.

Более того, уже находясь в армии, он в апреле 1942 г. пишет непосредственно И.В. Сталину. Примечательно, с какой страстью Флеров отстаивал свою позицию: "Во всех иностранных журналах полное отсутствие каких-либо работ по этому вопросу. Это молчание не есть результат отсутствия работы... Словом, наложена печать молчания, и это-то является наилучшим показателем того, какая кипучая работа идет сейчас за границей... Нам всем необходимо продолжить работу над ураном".

В письме Сталину Флеров подчеркивал: "Единственное, что делает урановые проекты фантастическими — это слишком большая перспективность в случае удачного решения задачи... В военной технике произойдет самая настоящая революция... Если в отдельных областях ядерной физики нам удалось подняться до уровня иностранных ученых и кое-где даже их опередить, то сейчас мы совершаем большую ошибку, добровольно сдавая завоеванные позиции"

Письма Г.Н. Флерова сыграли свою роль. Как и информация, почерпнутая из записной книжки убитого партизанами немецкого офицера, в которой содержались схемы ядерных превращений урана и записи, наводившие на мысль о работах в Германии по созданию сверхоружия. В результате весной 1942г. за подписью С.В. Кафтанова и академика А.Ф. Иоффе в ГКО страны было направлено предложение о необходимости создания научного центра по проблеме ядерного оружия.

Много лет спустя Кафтанов вспоминал: "Докладывая вопрос на ГКО, я отстаивал наше предложение. Я говорил: конечно, риск есть. Мы рискуем десятком или даже сотней миллионов рублей... Если мы не пойдем на этот риск, мы рискуем гораздо большим: мы можем оказаться безоружными перед лицом врага, овладевшего атомным оружием. Сталин походил, походил и сказал: "Надо делать". Флеров оказался инициатором принятого теперь решения".

11 февраля 1943 г. ГКО принял специальное решение об организации научно-исследовательских работ по использованию атомной энергии. Их руководителем был назначен И.В. Курчатов. Вначале общее руководство советским атомным проектом осуществлял В.М. Молотов. Затем с августа 1945 г. его сменил Л.П. Берия...

Хотя работы по советскому атомному проекту начались, их организация на первом этапе, в годы войны, не удовлетворяла Курчатова. Не случайно 29 сентября 1944 г. он писал Берии: "В письме т. М.Г. Первухина и моем на Ваше имя мы сообщали о состоянии работ по проблеме урана и их колоссальном развитии за границей. ...Вокруг этой проблемы за границей создана невиданная по масштабу в истории мировой науки концентрация научных и инженерно-технических сил, уже добившихся ценнейших результатов.

У нас же, несмотря на большой сдвиг в развитии работ по урану в 1943 — 1944 гг., положение дел остается совершенно неудовлетворительным ...

Зная Вашу исключительно большую занятость, я все же, ввиду исторического значения проблемы урана, решился побеспокоить Вас и просить Вас дать указания о такой организации работ, которая бы соответствовала возможностям и значению нашего Великого Государства в мировой культуре".

Collapse )