August 19th, 2014

Ягодка

Каким видят Путина на Западе

Оригинал взят у santalusia в Каким видят Путина на Западе
Оригинал взят у karhula в Каким видят Путина на Западе
Отношения России с Западом так и не успели развиться до нормальных до их расстройства. Предпосылки все еще имелись двадцать лет назад, однако Кремлевские ястребы посчитали 1990-е и начало 2000-х годов периодом унижительных стратегических уступок.

31-го августа 1994 года всё еще могло пойти в хорошем направлении.

Во всяком случае, российская армия отправилась в хорошем направлении - на восток.

В ту среду, почти 20 лет назад, оставшиеся войска России - последние остатки оккупационной армии - покинули территории Германии и Эстонии.

Финляндия готовилась к референдуму о вступлении в ЕС. Экономика медленно оправлялась после кризиса 1990-х годов.

В Helsingin Sanomat рекламировался новый карманный мобильный телефон Mobira по ориентировочной цене 7 200 марок.

«Телефонные секреты высшего класса.»

В газете был представлен также примечательный момент истории: Премьер-министр Швеции Карл Бильдт посредничал в спорах между Россией и странами Балтии с «террасы сайгонского отеля.»


«Премьер-министр одной из стран Балиии позвонил Карлу Бильдту на его мобильный, а после их разговора Бильдт тут же с террассы связался с администрацией Президента Биллу Клинтона.»

31-го августа в восточной части Берлина в Трептове, известном своим монументом Воину-освободителю, Президент России Борис Ельцин и Канцлер Германии Гельмут Коль праздновали вывод войск.

«Никто не проиграл,» - объявил Ельцин. «Европа доживает последние дни своего прошлого.»

И были бы они последними.

Март 2014-го года. Россия присоединила Крым, и в столицах Европы и Соединенных Штатов поднялся шум по случаю наглости Президента Владимира Путина.

Соответственно, и в Брюсселе, где в выходные собралось большое количество умов международной политики. Ежегодно на «Брюссельском форуме» политики и исследователи анализируют мировые события.

А хорошего мало. По всеобщим оценкам, Путин еще не осуществил все свои планы.

Особенно критически высказывается противник Путина, бывший Президент Грузии Михаил Саакашвили.

«Атаки Путина становятся все более частыми. Он хочет управлять как Сталин и жить как отец мафии.»

Предыдущее нападение России было направлено на Грузию, в особенности на Саакашвили. Это произошло в августе 2008 года. В результате тех событий Южная Осетия и Абхазия «обрели свою независимость».

«Грузия была своего рода сигналом для пробуждения, после которого мы только нажимали кнопку повтора,» - говорит Президент Эстонии Томас Хендрик Ильвес.

«Будущее Европы вошло в принципиально новое русло.»

Однако, что же в прошлом пошло неправильно?

Единого правильного ответа нет. Я только могу возвратиться в 1990-е годы, проанализировать мнения экспертов, как было сделано в Брюсселе для данного очерка, и сделать свои заключения.

Вернемся для начала в 1990-е годы.

Окончание холодной войны не означало, что сложности в отношениях между Россией и Западом перестали существовать. Россия была в разбитом состоянии и Запад в своей политике по отношениию к России проявлял непоследовательность. Предпосылки для нормальных отношений все-таки еще имелись.

«Политика Москвы может, конечно же, измениться,» - оценивалось в передовице HS октябрьским утром 1994 года.

«Борьба за первенство возможна, хотя предначертанием судьбы она не является. Лучшим образом такую борьбу можно избежать за счет стабилизированного развития Восточной Европы, хорошей координационной политики в ЕС и укрепления демократии в России.»

Ничего из вышеуказанного не осуществилось.

В 1990-х годах Россия чувствовала себя униженной.

Экономика переживала один крах за другим. Соединенные Штаты и ЕС предоставляли продовольственную помощь сверхдержаве. Россия вела уродливую войну в Чечне.

Политика была, выражаясь покрасивее, «несвязной», включая внешнюю политику. Во время государственных визитов Президента Ельцина приглашавшие его стороны зачастую ожидали в напряжении, справится ли глава правительства России с честью даже с установленным протоколом. И напряжение было совсем не напрасным.

1990-е годы для России можно назвать путешествием в стратегическое отступление.

В особенности, сверхдержава досадовала по поводу потери «ближнего зарубежья». Уже в начале 1990-х годов, министр иностранных дел России Андрей Козырев оставлял за Россией право силового вмешательства, если права русских за рубежом будут ставиться под угрозу. На Западе такие угрозы вызывали негодование, хотя вполне серьезно не воспринимались.

Частью путешествия в стратегическое отступление было продвижение ЕС, в особенности НАТО, на восток. Военный союз был сигналом опасности для Кремля.

В 1999 году в НАТО вступили Польша, Чехия и Венгрия. Россия протестовала, но безрезультатно.

1999 год был поворотным моментом.

Во вторник, 23 марта 1999 года Премьер-министр Евгений Примаков сидел в самолете на пути в Вашингтон.

Визит нельзя было назвать «поднимающим настроение».

Премьер-министр страны, переживающей экономический развал, собирался вести переговоры с МВФ о кредитах.

Пролетая над Атлантическим океаном, Примаков получил сообщение, что НАТО начал воздушные налеты на Сербию. Сербские войска сеяли террор в Косово, и Западный альянс хотел положить конец этнической чистке.

Самолет Примакова повернул обратно в направлении Москвы.

Запад, по мнению России, решил исход войны в Косово, но Кремлевских ястребов не устраивало то, что с ними не посчитались. Не помогло и то, что в июне 1999 года Борис Ельцин был приглашен в Кёльн, Германию, на саммит группы G8, вроде как на равных с крупнейшими промышленно развитыми странами.

«Он создавал сильное впечатление слабого руководителя, который уже был оторван от действильности», - писала тогда газета HS о Кёльне.

Косово продолжало раздражать руководство России так, как это было тогда трудно предвидеть. В Москве уже начал подниматься к власти новый глава.

В августе 1999 года Премьер-министром России был избран никому неизвестный руководитель службы безопасности ФСБ Владимир Путин. Его правление в Кремле началось с войны в Чечне. В канун Нового 1999 года Ельцин объявил о своей отставке.

Путин начал строить свою Россию.

«Скорее всего Россия изменилась, а не Запад,» - считает исследователь британского института Chatham House, украинка Орыся Луцевич.


В пятницу, 20 октября 2006 года в Лахти состоялся саммит Россия-ЕС.

Финляндия в то время председательствовала в ЕС. Из аэропорта Хельсинки-Вантаа Владимир Путин направился в Лахти вместе с Президентом Тарьей Халонен на бронированном «Мэрседесе».

Совещание проводилось в необычной атмосфере. Незадолго до этого была убита журналистка Анна Политковская прямо у подъезда своего дома в Москве. Отношения между Россией и Грузией были очень натянутыми. Хотя ненормальность отношений между Россией и Европой все еще была в нормальных пределах. В конце концов, сидели за одним столом.

Россия и ЕС, а также государств-члены ЕС между собой, спорили той осенью по вопросам, которые теперь звучат чрезвычайно тривиальными, таким как запрет России на импорт польского мяса.

Позади, конечно же, уже были сложные этапы. В 2004 году НАТО расширилось далее, теперь на семь новых государств-членов, включая страны Балтии. Для России это расширение было «горькой пилюлей».

Цветные революции в Грузии (2003 г.) и в Украине (2004 г.) Путин переносил болезненно. Похоже было на то, что отступление из «ближнего зарубежья» продолжалось, хотя впереди были еще более трудные этапы.

Страны НАТО планировали установку ракетного щита в Польше и Чехии. Грузия и Украина сближались с НАТО. И Косово - опять это Косово - провозгласило себя независимым государством вопреки воли России.

В определенный момент в Кремле лопнуло терпение. Тон российских ястребов становился с каждым годом все более резким, и, как теперь известно, действия тоже.

Полемика вокруг памятника в Эстонии в 2007 году, война в Грузии в 2008 году, диспуты вокруг разрешения кризиса в Сирии. Список трений между Россией и Западом довольно длинный.

Стратегическое отступление России теперь завершилось, заставляя, одноко, при этом западных лидеров и исследователей говорить о «коллизии культур».

В результате кризиса в Украине произошел возврат в первый день в прошлом, хотя отношения между Россией и Западом так и не успели развиться до нормальных.

Министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт стоял в субботу вечером во внутреннем дворике роскошного отеля Брюсселя и говорил о говорил по карманному телефону. Со стороны можно было слышать повторение одного слова: «Ryssland» (Россия).

С http://www.hs.fi/ru/a1305805355106 .